Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Моя полиция не бережет даже саму себя

Сразу две свежие истории заставляют задуматься об одном и том же. Во-первых, из очередного дела о преступлениях кавказцев вдруг «испарились» эти самые кавказцы. Остался только главный фигурант, сын дпутата от «партии власти». Папа, конечно, «отмажет» сынишку, но я сейчас о другом. Остальные фигуранты, 8 кавказцев, даже не нуждаются в «отмазке»: они просто «рассосались».

Главное в этом деле: речь идет о нападении на сотрудника полиции. То есть, наши полицейские так боятся кавказцев, что не защищают от них даже своих! Впрочем, полицейские у нас боятся не только кавказцев. На Дальнем Востоке пятеро урок избили (чуть не убили) двух транспортных полицейских. Полицейские были вооружены, урки - нет. Но в результате «взаимодействия» урки оказались вооружены - отобрали оружие у «доблестных» полицейских.

Там же присутствовал взвод солдат-срочников. Позже представители вооруженных сил объясняли, что это были только что призванные мальчишки. Что ж, вот вам лишний довод в пользу контрактной армии. Призывная армия не боеспособна, целый взвод - по объективным причинам! - не может противостоять пятерым отморозкам.

Отморозки, впрочем, оказались не особо круты: в результате их обезвредил табуреткой многодетный отец, на чью собственность и безопасность покусились пятеро урок. Но вот вооруженным полицейским этого не удалось! Из кого их набирают? Как проверяют на профпригодность? Мы этого не знаем и не видим. Повторю то, что уже говорил: необходима открытая, прозрачная реформа полиции. И переаттестация, которая будет проходить под общественным и депутатским контролем.

А то мы имеем полицию, которая бессильна против бандитов и против «джигитов» - настолько, что не может защитить даже саму себя. Характерно, что в Иваново, где произошел инцидент с кавказцами, жители собирались на сходы, собирали подписи... А полиция их разгоняла! Простых граждан наши полицейские не боятся.

И, разумеется, возникает вопрос: с кем вы, «служители порядка»? И какой «порядок» вы в результате поддерживаете: шариат или бандитские «понятия»?




Смерть иногда гуманнее жизни

Мой сорантник по партии, председатель Комитета ГД по религиозным объединениям Ярослав Нилов поднял вопрос о смертной казни. ЛДПР занимается этой темой давно: смертную казнь необходимо вернуть. Сейчас о смертной казни вспомнили в связи с диким случаем: мать убила своего годовалого ребенка, совершая ритуал жертвоприношения.

Эта женщина состояла в секте с исчерпывающим названием: «Религия Антихриста». Разумеется, тут же посыпались предложения «запретить все секты». Причину такой реакции можно понять: ведь убить ребенка женщине повелел глава секты. Но секты у нас и так практически не регистрируют, они существуют в качестве неформальных объединений граждан. И далеко не все такие объединения кровожадны или вообще чем-либо вредны. Некоторые, например, практикуют здоровый образ жизни.

Дело вообще не в сектах. И вообще не в религии. Дело в людях, некоторые из которых недостойны жить. Как тот «вероучитель», который приказал убить ребенка, и как та женщина, которая совершила чудовищное убийство. Как маньяк Виноградов, который недавно расстрелял шестерых. С некоторыми людьми не стоит возиться, дожидаясь их смерти от старости на вечных нарах.

Аргументы противников смертной казни сводятся к двум: во-первых, в случае смертной казни невозможно исправить судебную ошибку. Во-вторых, «убивать негуманно». Эти аргументы, на самом деле, легко бьются. Во-первых, смертную казнь следует восстановить не в полном объеме, а лишь для тех случаев, когда судебная ошибка исключена. Для очевидных случаев - как с этой жуткой женщиной, так и с Виноградовым. При этом речь должна идти не просто об убийстве, а о массовом убийстве, серийном убийстве и о детоубийстве.

Во-вторых же, пожизненное заключение - менее гуманная мера, чем смертная казнь. Особенно, если речь идет о наших тюрьмах. Массовый убийца Брейвик отбывает пожизненное заключение в уютной трехкомнатной квартирке с тренажерами для сохранения физической формы. Наши пожизненные заключенные живут в таких условиях, что, уверен, просто мечтают поскорее умереть.

Так давайте же позволим этой мечте сбыться.