Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Нобелевская премия по русофобии

Русскоязычной писательнице из ЕС Светлане Алексиевич присудили Нобелевскую премию «по литературе». Беру в кавычки, потому что учитывались не столько ее литературные достижения, сколько общественно-политические взгляды. Напомню, что ее номинировали на Нобелевку еще в 2013 году, но тогда Нобелевский комитет не стал ее рассматривать.

С тех пор она ничего нового не написала, зато изменилась политическая ситуация. Кстати, я сейчас не обсуждаю литературные достоинства книг Алексиевич. Она - известный писатель, и раз ее номинировали еще два года назад - очевидно, речь не идет о бездарности. И вообще, речь не об Алексиевич. Ни о ее книгах, ни о ее взглядах (которые можно охарактеризовать как «наивную интеллигентскую русофобию»).

Речь о Нобелевской премии по литературе, которую присуждают зачастую исходя из политических и идеологических, а вовсе не литературных соображений. Эта характерная особенность вообще Нобелевских премий в гуманитарных областях - и тут ни для кого нет ничего нового. Можно еще Нобелевскую премию Мира, например, вспомнить - тут вообще творится нечто невообразимое.

Но я о другом. Во времена СССР у нас существовала альтернатива Нобелевке - Ленинская премия. Правда, вручалась она лишь гражданам СССР. Также существовала Международная Ленинская премия Мира - она вручалась гражданам иностранных государств. Почему бы вновь не ввести институт подобных премий? С поправочкой: должны существовать как международная премия в области литературы и искусств, так и международная премия Мира.

Но, понятно, уже нет смысла называть эти премии «Ленинскими». Существует премия Александра Солженицына. Она касается только литературы и вручается только гражданам РФ, пишущим по-русски. Почему бы не учредить также Международную премию Солженицына? И не сделать ее инструментом продвижения России в мире? Это был бы достойный ответ - тем более, что Солженицын в свое время получил Нобелевку по литературе. Да, в рамках тогдашней идеологической борьбы против СССР.

СССР больше нет, Солженицын вернулся в Россию, умер здесь, здесь похоронен. И в последние свои годы он был целиком и полностью со своей страной, со своим народом. Теперь международная премия его имени поставит наших оппонентов в тупик. Они не смогут отмахнуться от памяти самого, наверное, известного в мире русского писателя - нобелевского лауреата.

А можно ведь еще и дополнить международную литературную Солженицынскую премию Солженицынской премией Мира... Например, за продвижение нравственных ценностей и борьбу за многополярность мира. Играть в премии могут обе стороны. Почему бы России не дать «симметричный ответ»?


РАССКАЖИТЕ ВСЕМ!

Пушкин, действительно, наше всё

Сегодня - международный День русского языка. Он не зря совпадает с днем рождения А.С. Пушкина - человека, создавшего современный литературный русский язык. Тот самый язык, который, по мнению многих, сейчас “исчезает”, “упрощается”, “деградирует”, “растворяется в заимствованиях” и т.д. Но я не считаю, что с русским языком происходят какие-либо катастрофические процессы.

Возьмите прозу того же Пушкина. Она читается легко, словно написана современным автором. Пушкин - современен! Он - не пресонаж истории языка, он для нас примерно то же, что и Шекспир для англичан. А это значит, что литературный язык за последние 200 лет особо не изменился.

А как же жаргонизмы и заимствования? На самом деле, сетования на эти явления можно слышать всегда, во все времена. Вспомните борцов с заимствованиями столетней давности: «тихогром» вместо «фортепиано», «мокроступы» вместо «галош»... Заимствования всегда были предметом борьбы и страхов.

Сегодня вовсю заимствуются английские слова: «имидж» вместо «образ», «стори» вместо «сюжет», «лук» вместо «картинка»... Но попытайтесь вспомнить, что такое «пердимонокль». Это слово - от французского «потерять монокль». Имеется в виду нечто такое, от чего бровь удивленно вскидывается и монокль выпадает.

Та же судьба ждет большинство заимствований: они пропадают. Какие-то - наоборот, настолько «русеют», что никем не воспринимаются как заимствования. Из латинского языка, из греческого, из немецкого и французского... «Машина», «рояль», «зонтик», «суп»... Наконец, слово «папа».

А чтобы сохранить «костяк», основу русского языка, на которую - чаще временно - липнут заимствования и жаргонизмы, надо не сокращать школьные программы по русскому языку и литературе. Тем более, за счет произведений русской классики. Сохранение - и приумножение - классики в школьном образовании даст гарантию, что никакие заимствования и жаргонизмы не изменят главного - того, что дал нам всем Пушкин.





Не надо противопоставлять Пелевина Гоголю!

Новая «пилотная» школьная программа по литературе включает произведения весьма достойных авторов, таких как В. Аксенов и В. Пелевин. Но, к сожалению, правильных дополнений в «пилотной» программе куда меньше, чем совершенно необоснованных изъятий из того списка литературы, к которому мы привыкли с детства.

Изъяты: «Евгений Онегин» Пушкина, «Мертвые души» и «Ревизор» Гоголя, Крылов, Грибоедов, А.К. Толстой! Если бы не Аксенов, Пелевин, Бродский, присутствующие в новой программе, я бы мог решить, что из учеников решили делать послушных дебилов. Как оценивать окружаюшее без «Горя от ума» и «Ревизора»? Как можно понять, прочувствовать русский язык без «Евгения Онегина» и без искрометных произведений Алексея Константиновича Толстого?

Но здесь речь, видимо, вовсе не о «дебилизации» и не о «дерусификации». Эти проблемы также существуют в нашем нынешнем образовании, но в данном случае мы имеем дело с другой опасной тенденцией. Авторы программы, видимо, полагают, что наша литература развивается «от худшего к лучшему». Поэтому классики, мол, должны «потесниться», «уступить место молодым».

Это жестокая ошибка. Классики остаются классиками, т.е. авторами, актуальными в любое время. Какие-то авторы не выдерживают проверку временем и уходят на задний план. А какие-то, напротив, из «современных» авторов переходят в разряд классиков. Булгаков, Твардовский, Исаковский стали классиками, а какой-нибудь Джамбул Джабаев нужен лишь узким специалистам по истории литературы.

Аксенов и Бродский, кстати, тоже стали классиками и их изучение, согласен, совершенно необходимо. Пелевин еще классиком не стал, не прошел проверку временем. Тем не менее, он - тот самый «современный автор», о котором должен знать любой культурный человек. Но не за счет Гоголя и Пушкина! Новая программа фактически выбивает почву из-под ног ученика, лишает его критериев, с позиции которых только и можно оценить всю современную литературу.

Русская классическая литература - одна из главных частей русской культуры как таковой. Уверен, мы должны как можно бережнее относиться к нашей культуре сегодня, когда под угрозой находится само существование нашего народа. Вопрос о культуре и о классике - это вопрос нашего самосохранения.